Библиотека
Энциклопедия
Ссылки
О проекте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

VIII

Введя в поэзию нового лирического героя и обогатив ее новым, критическим содержанием. Лермонтов должен был создать и свой оригинальный стих, соответствующий этому содержанию. Остро конфликтной поэзии Лермонтова, сочетающей критический реализм и активный романтизм, был присущ стих, преобладающим свойством которого Белинский считал "металлическую звучность", "алмазную крепость" (IV, 502), "жгучую и острую силу" (VII, 37). Эти особенности стиха были выражением личности поэта или его героев.

Прежде всего Лермонтов, как мастер стиха, поражает исследователя безошибочным выбором размера и мастерством создания ритма, соответствующего содержанию. Хотя не может быть строгого Соответствия между тем или другим размером и выражаемым в стихах чувством, однако имеется определенная закономерность, в силу "которой ораторские стихи Лермонтова написаны ямбом, а баллады и пейзажные аллегории, отличающиеся песенно - мелодической интонацией, трехсложными размерами.

Судя по рукописям, размер приходил к поэту с первыми фразами его стихов, с той интонацией, которая сопровождала поэтическую речь. Но не всегда первые строки, подсказавшие поэту размер и ритм, сохраняются и в окончательном тексте. Шлифуя стихотворение, Лермонтов находил более выразительные стихи и интонации.

Так, первый вариант стихотворения "Соседка" -

Я в тюрьме и мечтаю о воле,
Сердце бьётся и просится в поле (II, 285)

передавал волнующую поэта эмоцию еще приблизительно не так, как в беловом тексте:

Не дождаться мне, видно, свободы, 
А тюремные дни будто годы. (II, 154)

Но иногда Лермонтову приходилось при работе нал стихами отказываться от первоначально выбранного размера, который был бессилен передать волновавшие автора мысли и чувства. Сравним две строфы двух стихотворений, посвященных Щербатовой:

Вам знакома вся Москва,          Поверю ль я, чтоб вы хотели
Все московские паркеты,          Покинуть общество Москвы,
Вас взлелеяла молва,             Когда от самой колыбели
Под названием Анеты.             Ее кумиром были вы. (I, 259).
             (I, 370).

Лермонтов заменил игривый ритм, не соответствующий содержанию стихотворения, другим, и стихи зазвучали.

Иногда приходилось менять размер даже после написания всего произведения; Так, после создания двух вариантов стихотворения "Они любили друг друга" Лермонтов заметил, что четырехстопные строки, при всем его упорстве, не вмещали нужных мыслей и эмоций:

Они любили друг друга так нежно,
С тоской глубокой и страстью мятежной. (II, 302)

Он удлиняет строки, увеличивает стопность:

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно - мятежной! (II, 201),

Пятистопный амфибрахий, в котором первая стопа ямбическая, позволил ввести в текст целый ряд новых слов, нужных для выражения взаимоотношений и переживаний героев. Пропуск одного слога в первой стопе создал тонкий эмоциональный эффект легким нарушением мерного движения речи. Во второй строфе вместе смежной рифмовки поэт вводит перекрестную, подчеркивая движение лирического сюжета. Лермонтов рифмует все строки, в то время как у Гейне рифмуются только четные строки. С помощью рифм поэт выделил звуковым курсивом больше важных в эмоциональном отношении слов: нежно - безумно - мятежной, встречи - речи, страданье - свиданье...

Выбрав размер для стихотворения, Лермонтов много работал над созданием ритма, интонации, соответствующих содержанию произведения. Так, в стихотворении "Смерть поэта", написанном в стиле ораторской речи, поэт не удовлетворился первоначальной строфой, в которой характеризуется Дантес: она не имела нужного патетического накала, била очень вялой. И Лермонтов почти одним изменением порядка следования строк и рифм (отчасти изменением слов и добавлением новых сильных строк) создал подлинно "железные стихи". Сравним черновой вариант и печатный текст:

Сюда заброшен волей рока,            И что за диво? Из далека.
Подобный сотне беглецов,             Подобный сотням беглецов,
Искатель счастья и чинов,            На ловлю счастья и чинов
Не мог щадить он нашей               Заброшен к нам по воле рока,
                   славы,            Смеясь, он дерзко презирал
Язык чужой, чужие нравы.             Земли чужой язык и нравы,
Смеясь, он дерзко презирал.          Не мог щадить он нашей
                 (II, 272).                              славы,
                                     Не мог понять в сей миг
                                                      кровавый,
                                     На что он руку поднимал. 
                                                      (II, 85)

А двумя строками ниже были выброшены строки, ослаблявшие энергию ритма, хотя и вносившие новый штрих в характеристику Дантеса.

Его душа (в краю чужом), в заботах света 
Ни разу не была согрета 
Восторгом русского поэта, 
Глубоким пламенным стихом (II, 272)

Без этих строк мысль и чувство поэта развиваются более энергично.

В стихах, проникнутых ораторским пафосом, Лермонтов обычно устранял переносы, ослаблявшие патетику. Сначала, характеризуя могущество наполеоновской Франции, Лермонтов употребил перенос:

И много славных лет под гордою державой
Промчалося - и мир трепещущий взирал...

Затем перенос был убран, что придало фразе большую окрыленность:

И вы окрепли вновь в тени его державы, 
И мир трепещущий в безмолвии взирал 
На ризу чудную могущества и славы, 
Которой вас он овевал. (II, 183)

В создании ритма большое значение имеют паузы. Наличие или отсутствие их заметно меняет ритм стихотворения. Сравним еще два варианта строфы того же стихотворения, где говорится, как опечалится "дух вождя" перенесением его праха в Париж:

а) Как будет он жалеть по острове далеком
Под знойным солнцем южных стран,
Где сторожил ею своим зеленым оком, 
Как он великий, Океан. (II, 297)

б) Как будет он жалеть, печалию томимый,
О знойном острове, под небом дальних стран, 
Где сторожил его, как он непобедимый, 
Как он великий, океан. (II, 185)

Поэт ввел в окончательную редакцию ряд пауз и запятых, выделив наиболее важные в смысловом и эмоциональном отношении слова ("печалию томимый", "как он непобедимый") и усилил выраженное в строфе чувство грусти.

Приведем еще пример использования переносов и пауз для создания нужного ритма. В стихотворении "Утес", рисуя в первой строфе образ золотой тучки, поэт стремится убрать паузы внутри строк, сделать строфу более мелодичной и легкой. Первоначальный вариант имел паузы:

Как однажды тучка золотая
На седом утёсе ночевала,
Было ей приятно, утро встало...
Мчится прочь, куда сама не зная. (II, 298)*

* (Автограф - ГПБ, собрание рукописей Лермонтова № 12 (Записная книжка, подаренная Лермонтову В. Ф. Одоевским), лл. 24 о6 - 25.)

В окончательном тексте пауз внутри строк уже нет, и стихи своей мелодичностью прекрасно гармонируют с образом легко порхающей тучки:

Ночевала тучка золотая 
На груди утёса великана; 
Утром в путь она умчалась рано, 
По лазури весело играя. (II, 192)

Работа над ритмическим узором второй строфы, рисующей образ могучего, мрачного утеса, покинутого тучкой, идет совсем в противоположном направлении. Поэт стремится сделать ритм прерывистым, взволнованным и отвергает вариант, отличающийся мелодичностью:

Но остался влажный след на камне, 
И хранит он в трещине глубоко. (II, 298)

Больше отвечал создаваемому образу вариант, имеющий перенос:

Но остался влажный след на камне,
И хранит утёс его, и снова
Он стоит, задумался глубоко... (II, 298)

В окончательном тексте поэт выделяет посредством пауз, переноса целый ряд очень важных в смысловом и эмоциональном отношении слов:

Но остался влажный след в морщине 
Старого утёса. Одиноко 
Он стоит, задумался глубоко 
И тихонько плачет он в пустыне. (II, 192)

Не меняя размера, поэт придал строфе напряженность и прерывистость, соответствующую переживаниям, страдающего от одиночества утеса.

Прерывистость ритма усиливается и тем, что на первом слоге второй строки поставлено сильное ударение ("старого утеса"), которого нет в остальных строках. В обоих вариантах черновика такого ритмического перебоя также не было: "И хранит его утес и снова", "И хранит (он) в трещине глубоко...".

Иногда Лермонтов изменял систему рифмовки, когда она придавала ритму оттенок, не соответствующий стихотворению. Сравним первоначальный и окончательный тексты двух строф стихотворения "К портрету":

Таит молодое чело                  Таит молодое чело 
По воле и радость и горе,          По воле - и радость и горе.
В душе ее темно, как в море,       В глазах - как на небе светла,
В глазах, как на небе светло.      В душе ее темно, как в море.
То все в ней притворно и лож-      То истиной дышит в ней все,
                        но,        То все в ней притворно и
То истиной дышит в ней все,                             ложно,
Понять невозможно её,              Понять невозможно её,
Зато не любить невозможно.         Зато не любить невозможно.

Сначала назывались внутренние отрицательные качества, а затем внешние, привлекательные. Но это ломало перекрестную систему рифмовки, характерную для стихотворения, заменяло ее кольцевой, нарушало мелодичность стихов. И Лермонтов выправляет этот недочет: стихи приобрели необыкновенную мелодичность, обогатившую выражаемый в них смысл.

Так в рамках одного стихотворного размера с помощью бесконечного разнообразия выразительных средств (пауз, переносов, порядка следования рифм и т. д.) поэт передавал с исключительной выразительностью самые гонкие эмоции и их нюансы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://m-y-lermontov.ru/ "M-Y-Lermontov.ru: Михаил Юрьевич Лермонтов"